IPB

Здравствуйте, гость ( Вход | Регистрация )

30 страниц V  « < 28 29 30  
Ответить в данную темуНачать новую тему

Юмор

, Поднимаем настроение

entersandmen
Ваше звание
Иконка группы
Группа: Пользователи
Сообщений: 912
Регистрация: 4.6.2018
Пользователь №: 41692



Сообщение #581 сообщение 28.7.2018, 1:17
ИЗМЕНА.

Поймали мужика из Роскосмоса. Хотя, в общем, и не ловили даже. Чекисты ловить не умеют, потому, что ловить — это целое дело, говорят. А так вот, придти к человеку, который никуда, собственно, и не уходил, а потом заявить, что поймали — это у них ещё от их худосочного Феликса. Тот со своей чахоткой тоже особенно ни за кем не бегал: кого увидел, того и расстрелял. Очень уж железным арифмометром был этот козлобородый Эдмундыч. И нынешние мундычи все в него удались.
...К мужику пришли на работу и приклеили статью «измена родине». Крепкая статья, надёжная. А, поскольку никто в стране не знает ни что такое «измена», ни что такое «родина», то сажать можно кого угодно и за что угодно.
Мужик у себя в Роскосмосе ничего выдающегося не сделал. Ни космодром ни разу не перепутал и даже ни одной таксы не утопил. Хернёй занимался — ракетами. Как-то сидит, смотрит, а тут царь в ящике распинается по поводу гиперзвукового оружия и мультики про него показывает. Мужик офигел. Если б просто сказал про себя «Садись, Вова, два, завтра придёшь с родителями», то, может, ничего б и не было. Ну, правда, откуда царю про физику понимать, если он у нас всё больше по виолончелям!
Но мужик сглупил. Встал и говорит: «Да нету никакого гиперзвукового оружия и быть не может, что он несёт-то!» Вот тут-то пришли славные рыцари революции и влупили ему «измену родине». Статья, как я уже сказал, непредсказуемая, мстительная и краткая. Если у нас есть ещё что-нибудь такое же непредсказуемое, мстительное и от пола очень краткое, так это, пожалуй, только шо сам царь.
Сижу и думаю: странное что-то. Наврать про новое оружие — можно. Сделать так, чтоб родина, как дура последняя, на это оружие надеялась — не измена. А предупредить неграмотную родину, что лучше б ей сначала таблицу умножения выучить, чтоб меньше в царские сказки верить — это, оказывается, лютое предательство!
Сибирь китайцам на полвека отдать по 16 рублей за гектар изменой родине не считается. Людям, с которых всю жизнь на пенсии вычитали, объявить, что те на них не заработали — не измена. Нулевой налог на олигархов, продающих эту самую родину оптом и в розницу — не предательство, а налог на сбор подосиновиков — государственная необходимость. Деньги на восстановление нами же раздолбанной Сирии — сильный экономический ход, пытки в тюрьмах — национальная традиция, кокс чемоданами возить - государственная тайна, а продажа бабкой укропа у метро — подрыв благосостояния империи.
Смотрю на эту родину и понимаю: это не мы ей, это она нам изменила. И ей за эту измену легко можно пять пожизненных давать. Без права помилования. Не заслужила, сука.
Перейти в начало страницы
+Цитировать сообщение
Ты это, заходи, ...
no avatar
Ежик зашедший
Иконка группы
Группа: Пользователи
Сообщений: 6
Регистрация: 5.8.2018
Пользователь №: 42315



Сообщение #582 сообщение 7.8.2018, 22:15
Машина заглохла на переезде
Перейти в начало страницы
+Цитировать сообщение
Ron
Бывалый
Иконка группы
Группа: Пользователи
Сообщений: 524
Регистрация: 13.12.2008
Пользователь №: 222



Сообщение #583 сообщение 11.8.2018, 10:13
Депутаты Госдумы озаботились ростом цен в столовой: тарелка каши подорожала с 20 до 53 рублей. Заслушали руководителя ФАС. Он убедительно доказал, что рост цены на кашу не превысил 10%. — Ну, раз 10%, тогда ничего страшного, — сказали депутаты. "Хорошо, что не взяли в думу математиков," — подумал глава ФАС. — Голубчик, попробуйте в следующий раз доказать им, что каша наоборот подешевела, — попросил директор столовой, пододвигая главе ФАС второй компот.
Перейти в начало страницы
+Цитировать сообщение
Ron
Бывалый
Иконка группы
Группа: Пользователи
Сообщений: 524
Регистрация: 13.12.2008
Пользователь №: 222



Сообщение #584 сообщение 13.8.2018, 20:08
Фельетон Жванецкого, написанный в каком-то далёком мохнатом году. Ничего в России не меняется.

Однажды в телевизоре появился бледный как смерть Министр Финансов и заявил:

— Финансовый кризис нас не затронет. Потому что. Я вам точно говорю.

Население, знающее толк в заявлениях официальных лиц, выматерилось негромко и отправилось закупать соль, спички и сахар.

На следующий день в телевизоре появился смущенный донельзя Министр Торговли и сказал:

— Запасы хлеба и товаров первой необходимости позволяют нам с гордостью утверждать, что голод и товарный дефицит нам не грозит. Вот вам цифры.

— Ох! – сказало население и докупило еще муку и крупы.

Министр Сельского Хозяйства для убедительности сплясал на трибуне и сказал радостно:

— Невиданный урожай! Надежды на экспорт! Возрождаемся! Закрома трещат!

— Во даже как! – ужаснулось население и побежало конвертировать сбережения в иностранную валюту.

— Цены на недвижимость упадут! Каждому студенту по пентхаузу! В ближайшем будущем! – не поморщившись выпалил Министр Строительства.

— Да что ж такое, а? – взвыло население и побежало покупать керосин, керосиновые лампы, дрова и уголь.

— Современная армия на контрактной основе. Уже завтра. И гранаты новой системы. В мире таких еще нет. – солидно сказал Министр Обороны. – Ну а чего нам? Денег же – тьма тьмущая. Резервы, запасы и вообще профицит.

— Мама!…- пискнуло население и начало копать землянки.

— Все о-фи-ген-но! Вы понимаете?! О-ФИ-ГЕН-НО!!! – внушал Президент. – Мы уже сегодня могли бы построить коммунизм. Единственное что нас останавливает – нам всем станет нефиг делать. Потому можете спать спокойно! Стабильнее не бывает! Пенсионеры покупают икру ведрами! Предвижу качественный скачок, рывок и прыжок. А количественный – вообще бег! Семимильными шагами к достатку и процветанию. Карибы становятся ближе. Отсель грозить мы будем миру. По сто тридцать центнеров роз с каждой клумбы. Надои будем вообще сокращать. Коровы не могут таскать вымя. Население возмущено дешевизной. Южная Америка просится в состав нас на правах совхоза. Ура!

— Да что ж вы там такое готовите, звери?! – закричало население и на всякий случай переоделось во все чистое.
Перейти в начало страницы
+Цитировать сообщение
Ты это, заходи, ...
no avatar
Ежик зашедший
Иконка группы
Группа: Пользователи
Сообщений: 6
Регистрация: 5.8.2018
Пользователь №: 42315



Сообщение #585 сообщение 17.8.2018, 10:27
медведев сравнил пенсионную реформу с горьким лекарством, а лукашенко отжигает на заседании правительства

https://www.youtube.com/watch?v=B5-AhrSGlrA
Перейти в начало страницы
+Цитировать сообщение
entersandmen
Ваше звание
Иконка группы
Группа: Пользователи
Сообщений: 912
Регистрация: 4.6.2018
Пользователь №: 41692



Сообщение #586 сообщение 11.9.2018, 11:39
МУСОРНЫЙ РЕЙТИНГ.
...Андрюха Молотько всю жизнь мечтал клад найти. Пацаны уже подкалывали:
- Поройся у Авдеевны за банькой. Она, выдра старая, специально там грядки разбивает, шоб не догадались.
- Чепик говорил, башню водонапорную ставили, где купец жил. Не мог же он ничего там не сховать? Порыться б...
- Мне дед казал, поляки, як с Москвы отступали, на дороге в Погощь кремлёвские грóши прикопали.
- Немцы в Сенчурах три дня золото на кладбище зарывали...
В общем, жизнь Молотько спокойной не была. То Авдеевна лупила Андрюху его же лопатой за порушенные грядки, то в сельсовет вызывали, потому что водонапорная башня после его промыслов вдруг стала похожа на пизанскую. То жители Старой Погощи бегали за ним, потому, что он расковырял асфальт, которого тут дожидались со времен поляков. То сенчуровские мужики гоняли его от своих покойников по всему лесу от Горожанки до Ямного. Короче, не позавидуешь.

...А Хутор жил своей жизнью. При этом, не всё было тихо: в районном, если взять, скажем, центре, на железнодорожной, допустим, станции орали заполошные бабы-диспетчеры, и маневровые тепловозы от их ора тут же начинали двигаться туда-сюда, хотя ни один нормальный человек был не в состоянии понять, что конкретно эти бабы кричат. «Гав-гав-гав!» - и всё вдруг понеслось-поехало.
Васька Ященков каждый божий день, вернувшись из школы, курил у забора, внимательно глядя, как его баба сколачивает клетки для кроликов и иногда расстраиваясь:
- Куда ж ты лупишь?! Гвоздь же с той стороны вылезет и кролик наколется!
- Дак сам сколоти!
- Я по пальцу попаду, а мне еще тетрадки проверять! Давай-давай, не глуми!
Колька Сильнягин от нечего делать учил своего кобеля прыгать через забор. Кобель, обожравшись сахару, доставшегося ему за предыдущие прыжки, больше прыгать не хотел и только вяло дрыгал ногой, демонстративно отвернувшись от забора.
Три брата Романовых, смысл жизни которых состоял в том, чтобы украсть в Райтопе бензопилу, дробно стучали каблуками по направлению к ментовке давать показания по поводу очередной неудавшейся кражи.
Директор Райтопа в сердцах уже сказал, что лучше ему хранить бензопилу в ментовке, где она и так вечно простаивает как вещественное доказательство отсутствия у братьев Романовых элементарных воровских навыков. Сами братья Романовы каждую неудачу объясняли ментам врожденной честностью.
В общем, жизнь шла, как ей и положено.
В кафе «Нерусса» с утра до ночи заседало литературное объединение «Нерусса». И никто не знал, то ли они назвали себя «Неруссой» в честь речки Нерусса, то ли в честь кафе, из которого поэты почти не вылезали.
Наиболее одиозные, сильно выпив, говорили, что объединение названо Неруссой с тайным диссидентским умыслом — показать властям, что в своём забубённом творчестве настоящий хуторской поэт ориентируется не только на рекомендованных Есенина и Асадова, но также на Поля Элюара с Арагоном, художников совсем нерусских.
Но, я думаю, вряд ли это правда. С перепою чего не скажешь. Во всяком случае, поэт Артюхов, который это объединение объединял, признавался, что сначала имели в виду речку, а получилось, что — кафе.
Поэты, как и положено, читали друг другу стихи, после чего друг другу же и наливали.
Мы уйдём и сменят нас другие.
Девушки останутся всё те же.
Мы не скажем, что они плохие,
Просто лепестки уже не свежи...
- Про любовь! - догадывались остальные мастера культуры, ориентируясь в основном на полисемичные «лепестки».
Время от времени к поэтам подходили тётки, о чем-то шушукались и несли водку. Тётки знали: если налить, объединение за пять минут могло сочинить поздравление, которое потом печатала газета «Рассвет»:
Пусть в день, когда родился ты,
Такой торжественно-желанный,
Сбываются всегда мечты;
Как снег, негаданно-нежданно
Нежданно-негаданный снег — вот откуда это у нас? Всё-таки не в Африке живём, а снег вечно и нежданный, и негаданный. Но это одного меня удивляет, а газета «Рассвет» к снегу всегда относилась пофигистски.

Артюхов в те годы сам работал и в газете и на местном радио. В эфире он появлялся неожиданней, чем снег в его же стихах. Посреди безмятежной московской передачи о творчестве, допустим, Чайковского с треском и грохотом времён радиста-полярника Кренкеля включался хуторской радиоузел, имевший на выбор только два месседжа: «Прослухайте объявление» или «Прослухайте зарисовочку».
После вводного шипения, кашля и невнятных обрывков типа «да иде ж оно, йоп...» радио голосом Артюхова ласково каркало:
- Зарисоука «Там, иде пробегають поезда».
За зарисовки сельсовет платил отдельно, так что Артюхов старался:
- И я гляжу на этих рельсов и шпалов, на этих желтых тужурочков с гайками, и у памяти возникають те слова, шо однажды высечены металлом по камню...
- Валер! А что такое «металлом по камню»? - спросил я.
- Металлом, видимо, - зубилом, - предположил Валера, тщательно регулируя громкость Артюховского завывания. На радиоузле Валера отвечал именно за громкость.
- А чё он так воет?
- Это у его тембыр такой. Его за тембыр и взяли. Начальству нравится. Вроде, как подрагивает. У его всегда так: пьёт человек, шея трясётся, получается тембыр. Райкому приятно.

За объявления шёл оклад, а Артюхов считал, что русский поэт не для того придуман, чтоб редактировать объявления. Поэтому и читал их ровно в том виде, в котором они подавались из милиции и колхозов:
«Учёра... на разъезде четыреста восимисит пятый килóметыр... найден... неопознатый... труп... коровы. Особые приметы: корова разного цвета. Просьба притти, хто знает».
И дальше опять Чайковский из Москвы. А Хутор вычислял, у кого это тут пропала корова разного цвета.
Однажды Артюхов исчез на целую неделю и никаких передач по этой причине не было.
Валера тихо пил у регулятора громкости, коровы по рельсам не шлялись, литературное объединение «Нерусса» окучивало картохи у себя на огородах. А по Хутору бегал совсем тогда ещё юный Андрюха Молотько и у всех спрашивал: «Артюхова не видели?»
Андрюхе было пятнадцать лет, он решил убежать в Грузию, где, как ему сказали, есть море и вообще хорошо. Доехал он только до Рыльска. Там его поймали, чтоб вернуть родителям.
Андрюхин батька незамедлительно дал сыну по голове, припомнив, что пришлось платить рубль за объявление о побеге, прочтённое по радио Артюховым. Андрюха потребовал текст. Первая же фраза привела его в бешенство - «Пропал подросток!»
- И он это прочёл?! - не поверил Андрюха.
- Слава богу, прочёл, - сказала мать, тайком от отца суя сыну вареник с черникой.
- Убью суку! - пообещал беглец. - Нашёл подростка, гадюка!
И, сжав ладонь в кулак, выпустил, подобно разгневанной каракатице, из вареника чёрный сок.
Целую неделю Молотько гонялся за обнаглевшим Артюховым, на весь район обозвавшим его в эфире подростком. Поэт всё это время ни жив ни мёртв отсиживался в Теребушке у кума в погребе и, закусывая самогон прошлогодними рыжиками, молил бога, чтоб кто-нибудь переключил внимание юного негодяя с убийства обратно на поиск кладов.
Менты переданное через кума заявление не приняли, растолковав куму, что раз убийства пока ещё не было, то и не хрен их беспокоить. Сказали: «И так с покосами не управляемся».

В конце концов, подговорённые кумом хлопцы сообщили Андрюхе, что Наполеон покидал все бриллианты, натыренные им в Москве, в прорубь у Площанской Пустыни. И что, вроде, один из монахов, которые это видели, до сих пор жив. Андрюха, естественно, поверил.
В результате Артюхов вернулся на радио и, после случившегося с ним потрясения, выдал самое сильное объявление, которое я от него вообще когда-либо слышал:
«Учёра... с деревни Стужёнка... ушли две тёлочки... разного цвета... Особые приметы: одна побольше, другая поменьше. Хто знает — притти».
А Молотько, обнырявшись в бриллиантовом озере, схватил воспаление лёгких и слёг в больницу, где подростком его по пять раз на дню обзывала каждая санитарка. Монах, видевший Наполеона, куда-то делся.
Андрюха загрустил и пропустил главный клад — трактор «Сталинец», поднятый возле Чухраёв со дна Неруссы командой Женьки Шаманского. Трактор отправили в Москву и через год Шаманский приехал на восстановленном «Сталинце» в «Крокус» на выставку, после чего занялся гусенично-лыжным грузовиком и на Неруссе больше не появлялся.
Некоторое время разочарованный кладоискатель перебивался рубкой дров и разгрузкой угля на кирпичном заводе, а потом открыл киоск возле вокзала. Тогда все открывали киоск возле вокзала. К вокзалу не пройти было.
На чипсах и сникерсах Андрюха сколотил первоначальный капитал. Ему удалось подняться настолько, что, когда мы у него выпивали, на стол были выставлены даже зубочистки. В краю, где на каждом углу щепки, это выглядело изыском.
Правда, стоило гостям протянуть к зубочисткам руки, как Андрюха быстро поменял их на спички, после чего, собственно, весь аристократизм сервировки сошёл на нет.
Но неугомонную душу Молотько надолго приторочить к киоску не удалось. Клады не предлагались, а авантюризма хотелось по-прежнему. Какое-то время он носился по Хутору и окрестностям с иконой, которую сам определил как бесценную. Никто у него иконы не купил, потому, что такого добра в каждом красном куту по три-четыре штуки висело.
И тогда он не придумал ничего лучшего, как позариться на бензопилу имени братьев Романовых. Тем более, что пила только что опять перекочевала из ментовки в Райтоп, а сами братья об этом ещё не знали.
И вот тут случилось собственно то, о чём я и собирался рассказать.

Тёмной летней ночкой Андрюха перенёс пилу через рельсы возле вокзала с целью спрятать её на время в киоске. Но, на беду, мимо киоска проехал мотоцикл с ментами и Андрюхе пришлось менять маршрут, как самолёту, попавшему в зону сильной турбулентности. Человек, идущий ночью с бензопилой, у любого вызывает подозрение. Естественно, и у ментов что-то ёкнуло. Да и отчего ж было не ёкнуть, если пилу они сразу признали.
Но велико оказалось их многолетнее очарование братьями Романовыми. Ментам и в голову не могло придти, что кто-то осмелится посягнуть на Райтоповскую святыню, которой неугомонные братцы верно поклонялись уже столько лет.
Из-за этого на мотоцикле возникло временное замешательство, позволившее Андрюхе дотащить пилу до почты. Когда же менты приняли ценное правоохранительное решение «Какая, хрен, разница, кто её тырит!», то Андрюха уже миновал почту и протягивал добычу через забор на территорию школы. Бросив мотоцикл, менты кинулись за ворюгой.
Молотько рассчитывал пробежать футбольное поле и спрятаться в школьном саду. Менты рассчитывали его догнать до того момента, когда он спрячется. Андрюха был худой и стремительный. Менты были толстыми и неповоротливыми. Андрюха был молодой, прыткий и юркий, а менты — потрёпанные жизнью, измождённые самогоном и изнурённые взятками.
Казалось бы, всё было на стороне Андрюхи, если бы не одно в прямом смысле отягчающее обстоятельство: у него в руках была пила, а у ментов — по солёному огурцу в кобурах и больше ничего. Сами они потом попытались сказать, что на их стороне была еще и правда, но уж в это на Хуторе, ясное дело, никто не поверил.
Бежать Андрюхе пришлось, обеими руками прижимая к животу пилу, а голову вывернув назад, чтоб контролировать преследователей. Это его и подвело.
В конце футбольного поля была здоровенная выгребная яма, куда стекало всё, что накопили школьные туалеты от первого до десятого класса, не считая директора, завуча, завхоза и всех учителей.
Тунгусский метеорит в своё время с куда меньшим чавканьем стукнулся об Сибирь, если сравнивать его падение с падением Андрюхи в яму. Тунгусский метеорит в своё время не так безнадёжно испортил тайгу, как Андрюхино падение испортило футбольное поле, примыкавшее к яме.

Это было эпическое падение. Но тогда Андрюха даже не догадывался, что это лишь самое начало его настоящего жизненного фиаско. Я б так сказал: никогда еще социальный лифт, который даёт человеку обладание бензопилой, не приводил к такому грандиозному дауншифту!
Менты замедлили бег, а потом, как хорошо тренированные лошади, одновременно перешли на шаг. Андрюха вынырнул и застыл, смаргивая то, что текло. Пила осталась на дне. Менты подошли к яме и закрутили носами. Андрюха понял, что пора сдаваться и полез на берег.
...Редко так бывает, чтоб представитель власти догнал преступника и отказался его арестовывать. Еще реже бывает, когда представитель власти против того, чтоб преступник шёл на сделку со следствием. И уж совсем редко случается, чтоб представитель власти убегал от преступника, идущего к представителю власти с поднятыми руками.
Но это был именно тот редкий случай. Выбравшись из ямы, Андрюха попробовал по-собачьи отряхнуться, но слетело не всё, а менты тут же отошли от него метра на три. Тогда он сам пошёл к ним. Менты пугливо попятились. Андрюха не понял и ускорил шаг.
И вот тут-то менты, как совсем хорошо тренированные лошади, одновременно взяли с места в карьер, через полминуты скрылись за почтой, а еще секунд через десять из-за забора раздались рёв и выхлопы второпях заводимого мотора, сразу за этим - визг колёс, после чего по звуку стало понятно, что мотоцикл стремительно удаляется. Догонять его Андрюха не стал.
Вместо этого он пошёл к колонке у почты и какое-то время пытался отмыться там. Но вышедший с почты сторож пару раз перетянул его по спине костылём, попутно объяснив, что у людей и так жизнь не мёд, чтоб ещё и вот такое разводить на общественной территории.

Андрюха двинул к колодцу на углу Вокзального и Первомайской, но оттуда его прогнали бабки, торчавшие на улице со своими коровами в ожидании стада.
Брат Андрюху тоже не принял, сославшись на то, что могут заплакать дети и присоветовав Андрюхе утопиться там, откуда тот пришёл. Но хуже всего повела себя мать. Понюхав сына, она неожиданно произнесла загадочное «не для того я ягодку растила» и захлопнула дверь у него перед носом.
Совсем расстроенный, Андрюха решил вторично сдаться ментам и, если получится, помыться у них в околотке, но учёные менты, вовремя увидев его в окошко, заперли свою ментовку не только на ключ, но ешё и на швабру.
В итоге, распугав запахом даже уток, Андрюха помылся в Стеге, а следы его перемещений по Хутору и коротких остановок, чем-то напоминающие карту не то Шёлкового, не то Млечного Пути, были заметны еще два дня спустя.
...Часам к девяти утра, когда из ментовки уже раздавались стандартные вопли директора Райтопа, а все три брата Романовых, ничему не удивляясь, привычно строчили объяснительные по поводу очередной кражи пилы, Андрюха огородами добрался до улицы имени 14 лет Октября.
Там, устроившись за сараем у Витьки Боровца, он последовательно применял на себя самые разные средства, собранные Витькой по соседям: керосин, три флакона «Шипра», дёготь, солярку, отвар чистотела, средство для опрыскивания капусты и даже мазь Вишневского.
В сарай его Боровец не пустил, но дал охапку соломы, чтоб голому человеку не сидеть на голой земле.
- Ну как? - спросил Андрюха Боровца после процедур.
- Честно говоря, я вообще не понимаю, чем от тебя сейчас несёт, - признался Витька, - но как бы это сказать....
Он неопределённо покрутил ладонью в воздухе. Конечно, если б Витька был сомелье, он бы мог сообщить что-нибудь вроде «тем не менее, изначальный тон в букете по-прежнему доминирует». Но Витька был не сомелье. Поэтому, он только крякнул и махнул рукой, бросив напоследок:
- Солому потом по огороду раскидай. Я этот год без навоза...
...И вот с того дня рейтинг Андрюхи Молотько на Хуторе резко пошёл вниз. А учитывая то, что с ним случилось, рейтинг этот оказался даже ниже мусорного.
Чёрт его знает, то ли Боровец разболтал, то ли бабки, то ли менты, но, встречаясь с Андрюхой, народ сразу начинал принюхиваться. За стол его старались не сажать, а если и звали выпить, то, в основном, на природе, и то если рядом случалась речка. Молотько обиделся.
- Ну, давайте, я с вами в баню пойду! - возмущенно предлагал он.
- С нами — не надо, - сдержанно отвечали ему.
Здороваться за руку тоже получалось редко: как-то почему-то у всех постоянно руки заняты были. То прикуривают по полчаса, то мешок с комбикормом тянут, то еще что-нибудь.
Но самое обидное состояло в том, что исподволь появилось у жителей Хутора ни на чём не основанное соображение, будто Андрюха в ту яму через два дня на третий ныряет.
- Вы чё?! Я ж один раз всего! - взывал к логике Молотько.
- А мы шо? Мы — ничего... - покладисто соглашались хуторяне, но и отношения своего не меняли.
И Андрюха уехал с Хутора. Нельзя жить, если люди с тобою вот так. Последней дубиной, прилетевшей по Андрюхиной балде, стало то, что его начал чураться единственный хуторской ассенизатор, объяснивший собственное поведение туманной фразой «Я свою работу чисто делаю». Этого Андрюха не выдержал.

Когда он ждал электричку на Буду, на перроне нарисовался один из ментов, что гнались за ним той ночью. Мент грыз семечки, а сам незаметно, чтоб не обидеть отъезжающего, принюхался.
- Уезжаешь? - спросил мент, кивая на сумку с надписью «Севску 850 лет».
- Уезжаю, - отвернулся Андрюха.
- Правильно делаешь, - одобрил мент, кивком надвинув фуражку на лоб и опять тайком втягивая воздух, - нечего тут делать. У нас уже кобели вешаются.
- Какие кобели? - не понял Андрюха.
- Да у Сильнягина вон кобель — два дня выл, а потом прыг через забор да на цепке и повесился. Зря его Колька прыгать учил, только сахар перевёл.
- И чёрт с ним! - сказал Молотько. - Ты мне вот что объясни: я ж только один раз в ту яму упал. Один!!! И то случайно.
- И одного достаточно, - холодно ответил мент. - Тем более, с ворованным имуществом. Думать надо было...
...Вот и вся история. Братья Романовы иногда втроём приходят к выгребной яме. Не то, чтоб специально, а как-то ноги их сами собой туда выносят. Постоят, посмотрят, потом уходят со словами «Какая пила была...»
Клады теперь никто не ищет. Ванькина баба давно достроила крольчатник, начала что-то уткам мастерить. Ванька то её проверяет, то тетрадки. Сам руки бережёт. Вдруг, говорит, на баяне выучусь? На Хуторе всё ж может быть, правильно?
Артюхов помер и литературное объединение «Нерусса» распалось. Радиоузел тоже замолк. Валера оттуда уволился. А газета «Рассвет» по-прежнему печатает объявления. Кстати, недорого:
- соболезнование —155 руб.;
- соболезнование от имени коллектива — 260 руб.
- поздравление – 30 руб. за строчку, в худ. рамочке, цветочек или фото — 50 руб.;
ул. Некрасова, д.7, тел.: 2-19-63
Андрюху люди вспоминают. Говорят, он где-то под Винницей устроился. И, вроде, года три назад на Хутор к матери приезжал. Я сам не видел.

Перейти в начало страницы
+Цитировать сообщение
планета Х
Ваше звание
Иконка группы
Группа: Пользователи
Сообщений: 1342
Регистрация: 16.5.2014
Пользователь №: 18515



Сообщение #587 сообщение 12.9.2018, 23:36
Только что приехала из Екб., пока ехала вспомнила, как я в прошлом году ехала поездом в Екб, из Москвы, реальная история.
Билет был на поезд Москва-Улан-Уде до Екб., ожидаю на вокзале посадку, объявили, выхожу на нужный перрон на табло горит Москва -Улан-Уде, пошла искать свой вагон № 18 (думала последний), подхожу к первому вагону, а на нем сразу № 3, ну да ладно, но на вагоне табличка Москва-Иркутск, я оборачиваюсь назад и смотрю табло, горит Москва-Улан-Уде, иду дальше к своему вагону, метель со снегом в лицо (ноябрь), прячу глаза, на каждом вагоне табличка Москва-Иркутск, ничего не понимаю, иду дальше, прохожу вагон №7, 8, 9 и вижу впереди, что состав заканчивается, в мыслях вопрос, где мой вагон № 18? метель со снегом колет глаза и в мыслях - быстрей бы сесть в поезд, но пока ничего толком понять не могу, что с поездом. Иду и сразу после 9 вагона идет вагон 15 и только потом я поняла, что мой вагон № 18 должен быть!!!! И о счастье, я его нашла, но как оказалось, был еще вагон №19. Сев в поезд я поняла, что такое может быть только в России, мало того, что с номерами все напутано, так еще весь состав был "до Иркутска"!!!! Прибыв вечером в Екб, я вышла с поезда и пошла по перрону в сторону тоннеля-перехода, меня остановила бабушка и спрашивает, где поезд на Улан-Уде и где вагон № 18, она потеряла этот поезд, так как на этом же перроне шла посадка на другой поезд и ни на одном поезде она не увидела табличку до Улан-Уде.
Вот в такой ситуации могут оказаться пассажиры, как говориться сами думайте и гадайте lol.gif
Как говорил Задорнов "Россия – лучшая в мире Родина! Но самое несуразное государство."
Перейти в начало страницы
+Цитировать сообщение
aliennka
no avatar
Ежик зашедший
Иконка группы
Группа: Пользователи
Сообщений: 5
Регистрация: 21.11.2018
Пользователь №: 43804



Сообщение #588 сообщение 21.11.2018, 1:37
Человек написал письмо владельцу небольшого отеля: – Я хотел бы взять с собой собаку. Она хорошо воспитана, конечно, не доставит хлопот. Вы не возражаете? Получил ответ: – Я содержу отель в течение многих лет и никогда ни одна собака не украла мои полотенца, постельные принадлежности или картинку со стены. Я никогда не должен был вызывать полицию из-за того, что собака напилась и начала скандал в середине ночи. И никогда не случалось, что собака не оплатила счет. Поэтому с радостью приветствую собаку, и если она поручится за Вас – Вы также можете приехать.
Перейти в начало страницы
+Цитировать сообщение
ferrari3d
Ежик зашедший
Иконка группы
Группа: Пользователи
Сообщений: 3
Регистрация: 13.2.2017
Пользователь №: 35725



Сообщение #589 сообщение 16.12.2018, 0:48
Мужик заходит в поезд и сразу к проводнице:
-Я билет неуспел купить,вот 100$,определите меня куда-нибудь.
-хорошо,только в купе будет женщина-к ней не приставать.
Через полчаса выбегает к проводнице женщина вся в соплях,слезах:
Ж: когда вы мне мужчину подселили-я ничего не сказала! когда он пить начал-я промолчала, когда он приставать ко мне начал,я снова ничего не сказала, когда он раздеваться начал-я молчала, когда он меня раздевать начал- я тоже молчала, но когда он снял с меня очки, надел себе на член и сказал:"Георгий,посмотри какого крокодила мы будем тр**ть"- я не выдержала!!!

Существует догадка, что под видом Жерара Депардье в Россию вернулась Елена Батурина...

Когда Жерар Депардье получил в Саранске счет за коммунальные услуги, то вновь принял французское гражданство.

По коридору консерватории идут два профессора и оживленно беседуют. Неожиданно рядом пробегает студент и задевает их. Они окликают его: - Молодой человек, постойте! - Где вы находитесь?! - Как вы себя ведете?! - Вы же в храме искусства! - Мы беседуем о Моцарте, хотим поделиться своими мыслями с молодежью... воспитать ее в духе гуманизма..., - привить культурные навыки! Студент, сгорая от стыда, просит прощения и удаляется, понурив голову. Один из собеседников продолжает: - И тут я беру ее за жопу...

Приходит женщина с ребенком к врачу. Врач осмотрел дитя и спрашивает: - Он на грудном вскармливании или на искусственном? - На грудном! - отвечает баба. Доктор: - Раздевайтесь.....Снимите лифчик....! Врач долго мнет сиськи и выдает: - Хм.... так у вас молока нет! Неудивительно, что ребенок голоден! Баба: - Вообще-то я его тетя, но …все равно рада, что зашла...!!

Беседуют две мамаши: — У моей дочери очень хорошая должность, она приходит в офис в десять утра, шеф диктует ей в течение часа. Затем она печатает несколько писем и к обеду уже свободна. Причем зарабатывает 50 000 в месяц. — Моя дочь тоже путана, но диктовать себе она никому не позволяет!

Жена говорит мужу:
- Вот вспомни фильм "Семнадцать мгновений весны". Штирлиц свою жену не видел 16 лет! Он ей 16 лет верность хранил!
- Это она так думала...
- Он не мог её обманывать!
- Весь Третий рейх мог, а её, бля, не мог!?..

- Алло, это женская консультация?
- Да
- А педаль тормаза справа или слева?
-----------------
- Прошу руки вашей дочери!
- У вас что, своей руки нет?
- Моя уже устала.


--------------------
Перейти в начало страницы
+Цитировать сообщение
entersandmen
Ваше звание
Иконка группы
Группа: Пользователи
Сообщений: 912
Регистрация: 4.6.2018
Пользователь №: 41692



Сообщение #590 сообщение 19.1.2019, 11:43
ТЫР-МИ-ДОР.

Как же я мог забыть про этот день? Мы ж его даже отмечали! Совсем память никуда. И что с Витькой дальше было — тоже неизвестно. Выжил он вообще, нет? - чёрт его знает. Если не выжил — значит, как в воду глядел. И то сказать: при нашей с ним работе попробуй выживи!
...Витьку выгнали со второго курса какого-то пединститута. Не то из Вязьмы, не то из Смоленска. Народ у нас старается далеко от Хутора на учёбу не отъезжать: сел на электричку, и вот тебе через пару часов родной дом. То есть, картоха с капустой, сало, варенье и все дела. Поэтому — Вязьма и Смоленск. А из Москвы или Киева попробуй за собственным добром доехать?! - вот именно...
Витька, как потом выяснилось, на учителя истории пробовал. На Хуторе он один из самых образованных получился. А в Сельхозтехнике — так вообще чуть не академик. И рационализатор не хуже Мичурина: сам свой аппарат перебирал и улучшал всю дорогу. Я ж на ту пору ушёл с переводческого и дальше учиться пока не собирался. Из хуторского биоценоза уже практически выпал, а в Сельхозтехнику пошёл, чтоб стаж не пропадал.
И сразу нарвался на Витьку.
...Между прочим, он был единственным человеком на Хуторе, кто, узнав, что я говорю по-английски, не спросил: «А как по-ихнему будет «пошёл на хер»? Остальные все как один спросили, как будто прям завтра к какому королю в гости намылились. С этим английским, я заметил, у многих непонятки. Что уж тут про Хутор! И выше люди бывают. Полковник один как-то раз в лице изменился, фуражку набекрень сдвинул и спрашивает:
- А в английском языке мягкий знак есть?
- Нет, - говорю.
- Вот и я слышал, что нету, - затосковал полковник. - Ты, кстати, не первый, кто это сказал. Я только ни у кого добиться не могу, как это они без мягкого знака слово «конь» говорят...
Но Витька, повторяю, таких вопросов не задавал. Два курса на историческом даром не прошли. Он меня прямо из отдела кадров забрал, когда я устраиваться пришёл.
- Агафон! - протянул мне руку начальник отдела и спросил: - Что-нибудь делать умеешь?
- Не умею, - сказал я.
- А хочешь уметь?
- Да не особо, - признался я.
Агафон мне почему-то сразу понравился и я решил ему не врать. А сам Агафон пососал карандаш и опять спросил:
- А чё ж тогда пришёл?
- Так вы ж обязаны меня взять. В Советском Союзе безработных нету.
- Что да — то да, - вздохнул Агафон и тут же поправился, - в смысле, что нет — то нет. Ну, и куда тебя такого? Ты грохота боишься?
Я вспомнил, как у нас в армии танк упал с железнодорожной платформы и сказал, что грохота не боюсь.
- Ну что, Виктор, возьмёшь? - спросил Агафон.
Тут я заметил, что в углу сидит человек в замызганном комбинезоне, надетом на на голое тело, и такой же замызганной кепке.
- Возьму, чего не взять, - сказал человек и поднялся. - Витька меня зовут.
- Тогда сегодняшним числом оформлю, - сказал Агафон. - Прямо с 14-го июля будешь числиться...

Мы с Витькой вышли из конторы. Ярко светило июльское солнце. Было жарко. Бабка на той стороне улицы материла гусей. Гуси то слушали бабку как зачарованные, то неожиданно все разом начинали ей резко возражать.
- Вот тебе шесть рублей, - сказал Витька, вытягивая из кармана деньги с семечками, - возьмёшь поллитру и колбасы ливерной. Отметим. Через проходную не ходи. Иди через забор — там двух пролётов не хватает.
Я двинулся к магазину.
- По четыре-семьдесят не бери! Возьми по пять — двадцать пять! - вдогонку крикнул Витька.
Когда я вышел из магазина, бабка и гуси уже разошлись, так ни до чего, видимо, и не договорившись. Витька стоял у проломленного забора, опираясь о кривой столб и с интересом наблюдал, как два хмыря волокли сварочный аппарат.
В тот момент, когда я подошёл, один из хмырей осторожно выглядывал на улицу в поисках возможных ментов, а второй, наоборот, смотрел на территорию Сельхозтехники в поисках возможной погони. Аппарат лежал на земле.
- Он же тяжёлый! - пнул его Витька. - Вы б хоть тележку взяли.
- Время нема! - просипел первый хмырь. - Пока туда-сюда — поймали бы.
- Дело ваше, - сказал Витька, - без тележки далеко не дотянете...
- Дак помог бы! - предложил второй хмырь.
- У нас свои дела, - сказал Витька и кивнул мне: - Идём!
За углом, размахивая бензобаком от «уазика», разорялся Андрюха Зелёный:
- Токо шо здесь был! На минуту отойти нельзя! Вить, ты сварочный аппарат не брал?
- У нас свои дела, - опять сказал Витька. - А тебе что, башку починили уже?
- Конечно, починили! - Андрюха ткнул в замазанный зелёнкой свежий шрам на лбу. - Видишь, обратно варить собрался, значит, починили.
- То, что ты обратно бак варить собрался, получается, не починили всё-таки. Мало тебе того взрыва?
Как я потом выяснил, две недели назад Андрюха заваривал трещину в баке, бак взорвался и стукнул Андрюху по лбу. Его откачивали в Брянске, а вчера он вернулся и сразу нашёл себе другой бак. Тоже треснувший.
...Мы с Витькой уселись на старой шине от трактора. Водка и стакан стояли между нами: так их было не видно со стороны. Просто сидят два человека и разговаривают.
Витька налил и протянул стакан мне:
- С праздником!
- А какой праздник? - спросил я.
- Наш с тобой. Профессиональный. День взятия Бастилии.
- Вить! - спросил я снова. - С чего нам это праздновать? Где Хутор, а где та Бастилия?
- Агафон! - окликнул Витька куда-то спешившего кадровика. - Ты его оформил уже?
- Оформил, - сказал Агафон, резко сворачивая к нам.
- А кем?
- Как и договаривались, - сказал Агафон, протягивая руку к стакану. - Помощником оператора гильотины.
- Кем?! - обалдел я.
- Помощником оператора гильотины, - повторил Агафон, выпив. - Витька — оператор, ты — помощник. Ты ж сам сказал, что грохота не боишься.
- Вот именно, - поддакнул Витька. - А ты говоришь, при чём тут Бастилия. Допивай, роялист, сейчас я тебя на Гревскую площадь поведу...
Гревской площадью Витька называл закуток в слесарном цеху, где стояла гильотина. Аппарат был здоровый — метра два высотой и в длину метра три. А нож вообще был толщиной сантиметра четыре.
- Здравствуй, Железная Дева, - сказал Виктор. - Заждалась ты меня, по Бурбонам соскучилась. Ну-ну, успокойся: сегодня не работаем.
Я с опаской посмотрел на сооружение. Агафон зачем-то поволокся за нами следом. Витька привычно обошёл гильотину, заглянул под нож, потыкал в какое-то место куском арматуры и выругался:
- Никуда пружина совсем. Спуск заедает. Давно начальнику цеха говорю: гильотину целиком перебирать надо.
- Дашь нажать? - спросил Агафон.
- Потом, - сказал Витька. - Ты, санкюлот, иди отсюда, я человека профессии учить буду. Чисто теория. Работать не будем: выпили. То есть, сплошные догмы.
- Пойду, - согласился Агафон. - Там у Зелёного сварочный аппарат увели.
- Зелёный без этого аппарата только целей будет, - заметил Витька.
- Так-то оно так, - вздохнул Агафон, - а всё равно искать надо...
- А это у него фамилия — Зелёный? - спросил я.
- Скорее, признание заслуг, - ответил Витька. - Всю жизнь в зелёнке. То руку куда-нибудь сунет, то ногу. Один раз на борону упал. Теперь вот баком по башке прихватило.
- Пойду, - повторил Агафон и двинул на выход.
За воротами завыла сирена. Мы вышли на территорию. Из ментовского уазика два мента достали двух хмырей и сварочный аппарат.
- Ваше добро? - спросили менты у Агафона.
- Да, кажись, наше, - ответил Агафон. - Люди - не, а техника наша. Сейчас Зелёного позову. А где нашли?
Старший мент кивнул на хмырей:
- Эти возле больницы продать хотели. Четыре покупателя и все на костылях. Вон стоят, на нас пялятся!
Мы повернули головы. За проломом в заборе, на той стороне дороги, под дубами у входа в больницу, действительно стояли четверо одноногих и один даже показывал костылём в нашу сторону.
- Недалеко ж вы его утянули, - меланхолично сказал Витька хмырям. - Говорил, тележку надо.
- Сам не помог, а сам теперь это... - обиженно просипел старший хмырь.
Из-за цеха вылетел Зелёный.
- Нашли?! Ну, спасибочки! Сразу варить побегу: у меня там бак за цехом дожидается.
Он крепко пожал руки ментам, Агафону, мне, Витьке и хмырям. Потом подхватил аппарат и исчез за углом.
- Ишь, здоровый какой! - с завистью сплюнули хмыри. - И тележки ему не надо.
- Зайди потом в отделение, - сказали менты Агафону. - Оформим и кражу и возврат.
Агафон кивнул. Из-за угла раздался вой. Все повернулись туда.
- Сссу-у-у-ки! - орал невидимый Зелёный. - Кто бак стырил?!!! На минуту ж оставил!!!
- И правда, здоровый, - удивился старший мент, задирая голову, - смотри как орёт, аж через крышу слышно.
- Дак это... почему через крышу-то? - спросил его напарник. - Он же из-за угла орёт.
Старший посмотрел на него как на младенца:
- Ты в армии где служил?
- В танкистах.
- А я на локаторе. Волны, они, знаешь как распространяются? Над поверхностью. Из-за угла они не могут. Токо через крышу. Земля ж круглая, неграмотный. Вот так вот волны проходят, смотри!
И, поискав похожую на Землю поверхность, мент провёл ладошкой над головой у Агафона.
...Гильотина предназначалась для того, чтобы из больших железных листов рубить полосы для рессор. Мы с Витькой брали лист, втаскивали его на станину, после чего я лист двигал, а Витька нажимал кнопку. Нож с грохотом падал вниз, перерубая металл и очередная полоса, жалобно лязгнув, отлетала в сторону. Иногда далеко. Иногда — через всю «Гревскую площадь», так что люди опасались ходить мимо нас.
- Это правильно, - одобрял Витька, - всякий народ должен бояться гильотины. И у всякого народа она должна быть.
При этом Витька считал, что лишним людям возле его аппарата делать нечего. Приходящее начальство он совсем не жаловал. Иногда к нам опасливо заглядывали с бумажками или начальник цеха или главный инженер и, стараясь переорать грохот, спрашивали:
- Грищенков! Ты когда для ЗиЛов рессоры рубил? Число помнишь?
- Восемнадцатого брюмера! - орал в ответ Виктор. - Аккурат на Луи Бонапарта!
- Тю! - плевалось начальство. - Когда ты уже по-японскому говорить перестанешь?!
Иногда заходил Зелёный. Его уазик по-прежнему торчал у всех на виду и с него ночами потихоньку тырили всё, что можно. Бака нигде не было. Андрюха горевал. Сварочный аппарат он, в ожидании лучших времён, по согласованию с Агафоном, снёс к себе в погреб, благо старую картошку уже съели, а новую ещё не копали, поэтому места в погребе было много.
Однако Зелёный заходил редко да и то, в основном, за зелёнкой. Так как участок считался травмоопасным, то на стене у нас висела аптечка. Правда, кроме зелёнки и замасленной книжки Кропоткина «Великая Французская Революция», там давно ничего не было, а сам Витька полагал, что случись на участке какой непредвиденный термидор, зелёнка уже не поможет. Потому и гонял всех от гильотины. Даже появление на рабочем месте собственной невесты не приветствовал. Я её видел только раз.
- Мария-Антуанетта, - представил невесту Витька. - Пока живая.
- Люська, - протянула руку Мария-Антуанетта и спросила, - яблоков хочете?
В руке у неё была сетка с белым наливом. Витька, по всему видать, держал Люську в строгости.
- Чего пришла, аристократка? - спросил он её. - Шла б к себе на Бульвар Инвалидов.
- Какой ещё Бульвар Инвалидов? - не понял я.
- Она у меня в Собесе работает, - пояснил Виктор.
- Вот как дала б я тебе по голове этими яблоками!.. - с чувством сказала Люська, обидевшись за Собес. - Дождёшься пока тебе голову отсекёт — сам же к нам тогда и придёшь за пособием...
- Скорей ты меня, Люсь, зарежешь когда-нибудь, - сказал ей Витька, доедая огрызок, - как Шарлотта Корде своего Марата. Или я сам погибну как Дантон.
- Как гандон! - в сердцах сплюнула Люська и отвернулась. - Тю! Перед людями стыдно, второй год «живём», а он всё делает вид, что только «ходим»...
- Ну, пошли вечером погуляем, - предложил Витька, - на «Зиту и Гиту» сходим. Только я сначала профилактику гильотине сделаю.
- От же ж ты меня выбесил своей мясорубкой этой! - ругнулась невеста.
- Короче, ты гулять идёшь или нет? - насупился Витька.
- Я тебе не корова, чтоб гулять, - надменно ответила Шарлотта. - Мне уже двадцать первый год. Кто меня, перестарка, возьмёт потом? Лучше я сама уйду. К другому уйду. Найду только, да и всё тогда...
- Видел? - спросил меня Витька. - И вот с таким третьим сословием приходится жить. Точно зарежет, даже в ванну лезть необязательно...
По сути, к нам допускался только Агафон, которому Витька иногда давал нажать кнопку. Агафон сначала замирал от восторга и доверия, потом крестился и спрашивал:
- Можно, да?
Витька кивал. Агафон опять крестился и боязливо нажимал кнопку. Очередная полоса летела через цех.
- Ух ты! - всякий раз восхищался Агафон. - Кто её, чертяку, только выдумал!
- Доктор Гильотэн, - так же каждый раз отвечал Витька. - Гений французского народа. Ты, жирондист, иди к себе в отдел кадров, нам работать надо. Гильотина не должна простаивать.
...Лето выдалось жаркое. Даже бабке-гусятнице наскучило постоянно материть своих гусей, а сами гуси, лёжа на дороге, время от времени посыпали себя, подобно старым евреям, мелкой что пепел пылью. Когда часам к пяти тень от цеха накрывала, наконец, шину, появлялся или Агафон или Зелёный и Витька выключал рубильник.
- Ну, шо, Конвент? - обращался он к нам. - Может, выпьем за Верховное Существо?
Мы шли в магазин, а потом усаживались отдыхать. После водки Витька и сам к Железной Деве не подходил и меня к ней не пускал.
- Революция, как правило, пожирает своих детей, - наставительно говорил он, - особенно сильно выпивших.
В минуты безделья он доставал из аптечки Кропоткина, перелистывал его минут пять, потом откладывал книжку в сторону и, выругавшись, говорил мне что-нибудь вроде:
- Всё-таки, Талейран этот — сука редкостная, чтоб ты знал.
- Буду иметь в виду, - отвечал я. - Встречу — морду набью.
Агафон, которого постоянно тянуло к красной кнопке на ободранном боку гильотины, мало-помалу тоже повадился пользоваться Витькиными словечками. Однажды, когда я отказался что-то подписать, Агафон сказал, что я - «хронда».
- Кто? - не поверил я своим ушам.
- Хронда ты, - повторил Агафон.
- А кто это?
- Ну, это который вечно несогласный. По-нашему — мудак.
Агафон в своём отделе кадров особо занят не был, поэтому начальство постоянно вешало на него дополнительную работу. Например, он писал письма колхозам, объясняя, почему их трактор или комбайн так до сих пор и не отремонтирован. У Агафона перед столом висел перекидной табель-календарь с Аэрофлотом, где все дни каждого месяца стояли в одну строчку. Сообразуясь с этой строчкой он и писал: «Сроки ремонта вашего трактора сдвинуты вправо». Насколько я помню, влево сроки вообще ни разу не сдвинулись.
Ещё он отвечал за социалистическое соревнование и постоянно придумывал, с кем бы это нам посоревноваться. Выпивая на тракторной шине, Агафон вслух перебирал варианты:
- Смотрите, как можно... - говорил он. - Допустим, «Бригада работников гильотины вызывает на соцсоревнование...». Ну, кого?.. Бригаду плотников, может? Не?
- Почему плотников?
- Ну, у них хотя бы топоры... Гильотина против топора. Как вам?
- Агафон, угомонись, - говорил я.
- Абсолютист ненормальный, - соглашался Витька. - В Брасовском районе, говорят, верёвки делают. Так ты ещё с ними предложи посоревноваться. Гильотина против верёвки. В условиях развитого социализма.
- Ну, я не знаю! - разочарованно протянул Агафон. - Вам по фигу, а от меня райком отчёта требует...
...Самым жутким в моей работе был момент заедания гильотины. Время от времени чёртова Железная Дева крякала, нож перекашивался и застревал. Витька чертыхался и переворачивал кепку козырьком назад. Вообще, кепку он не снимал никогда, только вертел её на голове туда-сюда. Нормальное положение гильотины — кепка козырьком вперёд, если беда — кепка козырьком назад. Витька без кепки — что Боярский без шляпы. А козырёк назад, это чтоб не мешался, когда Витька лез разбираться.
- Застряла, - констатировал он, переворачивал кепку и, вывернув шею, совал голову под нож.
Вид Витьки, моргающего под готовым сорваться ножом, напоминал мне худшие дни Луи Капета, Камиля Демулена и Сен-Жюста, вместе взятых. Включая Жюльена Сореля. Я тоже допускал свободомыслие, но в менее кардинальных по ответственности перед Отечеством пределах.
Выяснив причину неисправности, бесстрашный вольтерьянец брал арматурину и инструктировал меня:
- Ты слышь, это... Робеспьер, ты, главное, кнопку по чуть-чуть нажимай, по слегка. Чтоб я хоть отскочить успел.
Однажды, когда дело было совсем серьёзно, Витька посмотрел из под ножа в мою сторону и голосом Дантона, хотя и по-русски, произнёс:
- Помни, Максимилиан, ты идёшь за мной. Агафон свидетель...
Я к горячему утюгу притрагивался не так быстро, как к той проклятой кнопке. С каждым моим прикосновением к ней нож скрипел и падал вниз на один-два сантиметра.
- Ещё! - хрипел приговорённый, скрежеща арматуриной в чреве страшного аппарата.
Понятия не имею, как Витька догадывался, когда ему нужно выскочить. Но делал он это виртуозно и всегда в последнюю секунду. С жутким лязгом в миллиметрах от ускользающей Витькиной головы нож падал в паз и на «Гревской площади» наступала долгожданная тишина...
Хреново было наше дело. Рессоры в колхозах ломали каждый день (как специально, как будто там сплошняком вредители засели), а гильотина заедала по три-четыре раза на дню. Отсечь Витьке голову было раз плюнуть. Не так нажал и — здрасьте. Но беда пришла не с той стороны, откуда я её ждал. Не от гильотины. А от революции вообще.
Как-то раз Агафон сунул мне листок с призывом явиться в районный отдел милиции.
- Прям счас иди, - сказал он, - шо-то там они тебя за прописку спросить хочат.
- Перебьются, - сказал я. - Мы с утра на Т-150 рессоры рубим. Уборочная идёт!
- Менты не глумней тебя, - заметил Агафон. - Сказали счас — иди счас. Мой тебе совет.
- Иди, - сказал Витька. - Подождут колхозы, не хер было спьяну рессоры по ямкам ломать.
Я переоделся и пошёл в ментовку. На выходе мне попался Зелёный, который тащил сварочный аппарат.
- Бак нашёл? - спросил я.
- С Кокоревки привезли! - радостно сообщил Зелёный. - Огонь, а не бак! Токо горловина отвалилась. Приварю да ездить буду.
- Ты не виляй, не виляй. Были разговоры? - были! Высказывался он? - высказывался! Книгу какую-то читает? - всю дорогу читает!

Уполномоченный прошел по кабинету и снова уселся напротив меня. Ментов он предварительно выгнал и теперь мы были в кабинете вдвоём.
- Характеристика на тебя хорошая, - задумчиво сказал он, перебирая бумажки. - Но ситуация паскудная. Сигнал поступил. Крепкий сигнал. Ты лучше сам рассказывай. Но учти — нам и так всё известно. Просто вас, дураков, от тюрьмы спасти хочем. Шо он там за революцию готовит, Грищенков твой? И, главное, вот это...
Уполномоченный надел очки и по слогам прочёл с одного из листков:
- Рэ-Бис-Пьер... И это... Тыр-Ми-Дор... Это про что? Ноты такие?
- Это про французскую революцию.
- Французская-то Грищенкову зачем? Нашей ему мало?
Уполномоченный откинулся на стуле и устало продолжил:
- А я-то думал! Французская! То уже не моего ума дела. У Франции свои органы найдутся. Да и не пустит его туда никто... Кстати, ты не в курсе, на когда намечается?
- Что намечается?
- Ну, революция эта...
- Да она двести лет назад была!
- Тю! - сказал уполномоченный. - Так я и знал. Ерундой вы там в Сельхозтехнике занимаетесь. Только людей от дела отрываете.
- Так я пойду, если разобрались?
- Иди, - зевнул уполномоченный, - а Грищенкову передай, чтоб язык придержал. Хорошо, это я про ихнюю революцию знаю, а мало ли он на кого неграмотного наскочит... тыр-ми-дор хренов...
Я забрал со стола паспорт и поднялся.
- Стой! - неожиданно сказал уполномоченный человеческим голосом. - Ты ж, тут написано, вроде, по иностранным языкам?
- Ну? - остановился я.
- Слышь, а у них, в этом французском, буква «ы» есть, нет?
- Нету! - уверенно ответил я, хотя в романских языках вообще не соображал. - А что?
- А ничего... - отмахнулся уполномоченный. - Поэтому никакой солидарности: слово «мы» сказать не могут, нам самим всё приходится... Иди, рэ-бис-пьер, не мозоль мне глаза.
...Когда я вернулся, то обнаружил Витьку без кепки. Без кепки Витька оказался лысый. Две её половинки он задумчиво вертел в руках.
- Ну, как поход граждан на Версаль? - спросил он про ментовку, продолжая вертеть половинки.
- Тобой уже КГБ интересуется, - сказал я. - Из-за революции. А что с кепкой-то?
- Агафон кнопку нажимал, - ответил Витька. - Кепку ножом и снесло. Ну, какой из него помощник оператора? - совершенно гильотину не чувствует. Хорошо, ты вернулся. Я сейчас полезу посмотрю, а ты встань на кнопку...
- Знаешь, Вить, - сказал я. - Пойду-ка я к Агафону да и уволюсь. Пускай тебе кто-нибудь другой голову отрубит, а с меня достаточно.
Витька вытер лысину половинкой и грустно посмотрел на меня:
- Четвертого помощника теряю. Так смену никогда не вырастишь. Ладно, пошли к шине, Агафон за ошибку проставляться будет.
Мы отправились к шине. Агафон уже резал ливерную колбасу.
- Только тебе ж отрабатывать придётся, - предупредил он, разливая. - По закону.
- Куда хочешь, только не на гильотину, - сказал я. - Ты сам чуть Витьку не угробил, должен понимать.
- Может сварщиком тебя поставить? - задумался Агафон. - Всё равно аппарат простаивает.
- Как простаивает? - спросил я. - А Зелёный?
- Зелёного опять баком по башке охерачило, пока ты к ментам ходил, - сообщил Агафон. - Всю вашу зелёнку на него вымазали и в больницу повели.
- Это я забыл тебе сказать, - подтвердил Витька.
- Слушайте, мужики! - решительно сказал я. - А нету в Сельхозтехнике для меня чего-нибудь более безопасного? Может, сторожем? А?
- Ладно! - махнул рукой Агафон. - Уволю я тебя без отработки, не переживай. Хоть сегодня. На хер закон.
- Жалко, что уходишь, - сказал Витька. - Но зато у тебя в руках, считай, профессия...

..Прошли годы, но я запомнил Витькины слова. В общем, если опять наступит термидор, если граждане снова пойдут на Версаль, если будет ещё одна Вандея, а специалистов не найдётся, то я, конечно, могу встать к гильотине и тряхнуть стариной. Руки-то помнят!
И всё-таки, очень надеюсь, что этого не произойдёт. Не понравилось мне это дело. К тому же, я понятия не имею, что там дальше было с Витькой и Агафоном: кто из них лежит, а кто сидит.
Потом, конечно, много чего было. Потом, например, я работал машинистом аппарата под названием «Каландр-Верке», куда людей вообще бесследно засасывало, но это совсем другая история. На Хуторе я и сейчас появляюсь, но Сельхозтехника, хоть и оказалась крепче Советского Союза, продержалась недолго и в конце концов развалилась. Спрашивать про мужиков стало не у кого.
Да и сам я повадился многое забывать, в этом году вон даже день взятия Бастилии не отметил, но, при этом, как Витька моргал под ножом — помню отчётливо. И свои ощущения тоже. Прав он был, когда говорил, что гильотина убивает быстро, а время — надёжнее. А мне, честно говоря, спешить некуда. Я и подождать не против. И, выбирая между временем и гильотиной, я точно выберу время. Как специалист. Ну их, эти термидоры...



Перейти в начало страницы
+Цитировать сообщение
bag3
Заводила
Иконка группы
Группа: Пользователи
Сообщений: 313
Регистрация: 9.7.2014
Из: В-Салда
Пользователь №: 19309



Сообщение #591 сообщение 4.2.2019, 20:16
- жена, пойдем на фигурное катание.
- ой, да конечно, а кто выступает?
- ЦСКА – Динамо

— Почему вы хотите развестись с мужем?
— У нас разные религиозные взгляды.
— А конкретнее?
— Он не признает меня богиней!
Перейти в начало страницы
+Цитировать сообщение
avtomobilpro
no avatar
Ежик зашедший
Иконка группы
Группа: Пользователи
Сообщений: 5
Регистрация: 8.4.2017
Пользователь №: 36625



Сообщение #592 сообщение 7.2.2019, 19:48
- Что там за шум на улице, Бэрримор?
- Это гей-парад, сэр.
- И чего же они требуют, Бэрримор?
- Однополой любви, сэр.
- Им разве кто-то запрещает?
- Нет, сэр.
- Так почему же всё-таки они шумят?
- Педорасты, сэр....
Перейти в начало страницы
+Цитировать сообщение
stellianna
Ежик зашедший
Иконка группы
Группа: Пользователи
Сообщений: 5
Регистрация: 12.2.2019
Пользователь №: 44802



Сообщение #593 сообщение 12.2.2019, 21:40
В зоомагазине:
— Мне, пожалуйста, наполнитель для кошек.
— Они у вас что, внутри пустые?
Перейти в начало страницы
+Цитировать сообщение
Konstantin182
no avatar
Бывалый
Иконка группы
Группа: Пользователи
Сообщений: 527
Регистрация: 15.12.2012
Пользователь №: 10115



Сообщение #594 сообщение 8.3.2019, 14:07
только что из диалога в кино по телеку:
...
- Они грязь любят.
- Кто?
- Художники. А наш - знаешь, кто?
- Кто?
- Скульптор. Эти - еще хуже.


--------------------
Хозяйственные работы по дому и саду:

сборка, ремонт мебели, прикрутить полки-люстры-картины, установка гардин, плинтусов, укладка ламината, линолеума, обшивка стен пластиковыми панелями или евровагонкой, замена полов, и т. д.

8-904-380-56-51
Перейти в начало страницы
+Цитировать сообщение
nikolay
no avatar
Ваше звание
Иконка группы
Группа: Пользователи
Сообщений: 1553
Регистрация: 31.1.2012
Из: Нижняя Салда
Пользователь №: 5241



Сообщение #595 сообщение 10.3.2019, 0:41
Рассказывает охотник. Пошел я зимой на медведя с собакой. Нашел берлогу, раскапываю вход, приготовил ружье и вдруг чувствую, чьи-то лапы на своих плечах. Понимаю что моя собака, но срать не перестаю....

Сообщение отредактировал nikolay - 10.3.2019, 0:42
Перейти в начало страницы
+Цитировать сообщение

30 страниц V  « < 28 29 30
Ответить в данную темуНачать новую тему
3 чел. читают эту тему (гостей: 3, скрытых пользователей: 0)
Пользователей: 0

 



Текстовая версия Сейчас: 23.3.2019, 7:16